«От криптовалюты нам уже никуда не деться»

22.03.2019

«Блокчейн разрабатывали с разумной целью: чтобы и валюту подделать было нельзя, и чтобы за счет распределенного реестра не было единого центра ее регистрации. Эта технология задумывалась давно, над ней работали лучшие умы, но только в 2009 году пришла пора на базе новой децентрализованной сети создать биткоин», - размышляет генеральный директор «Пермской фондовой компании» Сергей Токарев. Он уверен, что мы сегодня переживаем такой же увлекательный момент технологической революции, как в середине 1990-х годов, когда зарождался интернет

- Сергей Геннадьевич, появление первой криптовалюты разделило сообщество  на два противоборствующих лагеря: сторонники сказали, что наступил «дивный новый мир», противники доказывали, что эта история – очередная пирамида, фейк, которому жить не долго. Вы на какой стороне?

- Я еще не могу определить свое местонахождение в криптомире. Меня смущает то, что технически и законодательно нет  условий, чтобы криповалюте можно было в полной мере развернуться.  Несмотря на то, что разновидностей этой  валюты в какой-то момент насчитывалось около двух тысяч, они по сей день рождаются и умирают, живут своей параллельной жизнью.  Существуют криповалютные биржи, действуют внебиржевые центры торговли. Биржи периодически лопаются, люди, которые их создавали, богатеют или разоряются. Главное, что меня смущает в этом процессе: вопреки  заверениям разработчиков, что криптовалюты нельзя подделать, подделки все же случаются. Кроме того, криповалюта списывается, исчезает, деньги теряются.

В то же время некоторые стартапы, основанные на выпуске криптовалют, живут до сих пор, несмотря на то, что законодательно (не только у нас, но и за рубежом) не все проработано. В ряде стран (к примеру, в Аргентине) можно оплатить криптовалютой проезд на транспорте. И наблюдателю со стороны совершенно не понятно, по какому курсу происходит эта оплата, на основе чего этот курс существует, если законодательно нигде это не прописано.

- На основании внутреннего консенсуса в сети, - как поясняют сами разработчики…

- Теоретически это понятно. Распределенная сеть действует на основе консенсус – протоколов.  Продажа одного биткоина означает переход собственности на криптовалюту от одного лица к другому, и эта запись происходит у всех держателей биткоина.  Но никакого отношения к законам это не имеет.  Должен быть некий «шлюз» между криптовалютой и реальной денежной массой.  На биржах действует система аналогий, договоренностей и  происходит какой-то курсовой обмен. Это касается криптовалют с историей. А у тех, что рождаются на глазах, нет курса. Волатильность этого рынка колоссальная: котировки просто летают вверх-вниз.

- Тем не менее, рынок живет и вызывает все больший интерес. Почему, на ваш взгляд?

- Я понимаю, что от криптовалюты уже никуда не деться.  Сама технология блокчейна востребована, и она меняется в процессе эволюции. Разработчики системы уже отошли от криптовалют, они занимаются именно совершенствованием технологий, пытаются устранить имеющиеся минусы, ускорить процессы, поскольку в самой архитектуре биткоина есть ограничения по количеству выпусков, по памяти, по скорости транзакций. Но уже появились новые технологии, которые могут существовать длительный период и лишены части недостатков «первопроходцев».

- Несмотря на перечисленные проблемы, и сторонники, и скептики согласны с тем, что на этом рынке можно заработать…

- Опыт показывает, что можно заработать, но, как водится, можно и потерять. Я видел, как это происходит на реальных примерах. Четыре года назад было повальное движение создания криптоферм. Все ринулись покупать видеокарты большой производительности. В сельской местности, где тарифы на электроэнергию в два раза меньше, чем в городах, энтузиасты ставили мощные компьютерные системы и майнили биткоин.

Был и второй вариант – можно было купить на виртуальной бирже криптовалюту, которая торгуется в ежедневном режиме, как на рынке Форекс, и заработать. Единственный недостаток, эти деньги нельзя было вернуть назад. Зато плюс – на вложенную сумму ежедневно начислялась разница между стоимостью покупки и текущей ценой валюты в виде  натуральных денежных средств на счет, с которого можно было забирать эти деньги. И этим многие пользовались. Некоторые мои знакомые на этом заработали, несмотря на то, что когда они приходили за советом, я их отговаривал от такого рода инвестиций, перечисляя все возможные риски.

- Но они попробовали? Как это все происходило на практике?

- Они занимались фермами, начинали с двух плат и заканчивали 20. Маленькое помещение было забито компьютерами (одна плата стоит 100 тыс. руб., чтобы предприятие окупилось, надо было на старте затратить миллионы только на видеокарты). Оборудование отработало примерно 14 месяцев, потом ресурс закончился. Скорости стало не хватать, цепочки блокчейна выросли, стали длиннее, одна цепь генерировалась часами. Электричества тратилось больше, чем получалось выгоды. Генерируемое оборудованием тепло выводило компьютеры из строя. Да еще «крипта» упала в цене. И оказалось, что затраты на текущее содержание фермы стали больше, чем толку от этого дела. Тем не менее, инвесторы, хотя сверхдоходов не получили, но все же заработали. 

Кроме того, они открывали на виртуальной бирже счет, загоняли туда тысяч 100  и получали с него ежемесячно от шести до восьми тысяч реальных рублей. Это было неплохо, но продолжалось не очень долго. Потом виртуальная биржа схлопнулась, но вложения за восемь месяцев, пока существовало это дело, окупились. Это как в пирамиде – кто раньше зашел, тот получает свое. Чем позже подключился, тем больше шансов прогореть. К тому времени курс биткоина поднялся, и те, кто зашел за два месяца до краха, конечно, понесли потери.

Защиты при такой системе заработка никакой.  Это рулетка. Поставил на «зеро», и пролетел. Но у людей, которые этим занимались, особых переживаний на этот счет нет, они были согласны с правилами игры изначально. И остались довольны, что получили ценный опыт.

- Вы предпочли наблюдать за процессом со стороны?

- Я следил за биткоином с момента, когда он стоил $3 тыс. и рос до рекордной отметки в $20 тыс. И все ждал, когда наступит передышка. Но она очень долго не наступала. В районе $16 тыс. было уже очевидно, что рынок перегрет, исходя из всех финансовых теорий. И на $20 тыс. мы получили то, что должно было произойти. Сейчас у биткоина реальная цена, которая колеблется от $3 тыс. до $9 тыс.

То, что произошло, закономерно. Любой классический вид стартапа делится на несколько периодов. Сначала он раскручивается, не принося прибыли, потом технология отстраивается и идет резкий рост прибыли, с привлечением все новых клиентов вплоть до домохозяек. Затем наступает спокойный размеренный период, когда все начинают понимать, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Сейчас наступил именно такой момент.

Меня во всей этой картине больше интересовало денежное выражение биткоина – монета, представляющая собой физический биткоин-кошелек, который работает как носитель. Мне очень хотелось подержать эту монету в руках, но не повезло. В конце 2013 года регуляторами США была приостановлена продажа монет со встроенным биткоином, и сегодня они представляют собой нумизматическую ценность.

Как пользователь и инвестор я нахожусь пока в стороне, поскольку больше доверяю консервативным традиционным инструментам. Для меня реальные деньги предпочтительнее, несмотря на то, что они сегодня тесно связаны с виртуальной реальностью.

- Как, на ваш взгляд, будет развиваться этот рынок?

- Я вижу, что в российском финансовом сообществе  активно обсуждается необходимость законодательного урегулирования криптовалютного рынка. И это справедливо, потому что сама технология блокчейна интересна и в любом случае будет востребована. Поэтому нельзя исключать появление криптовалюты на биржах, если не на Московской (хотя я думаю, что там  над этим работают), то на какой-либо другой. Например, появится Московская биржа криптовалют, чтобы на рынке было некое равновесие.  Если идти логическим путем, если по уму все проработать законодательно, подключить ЦБ и налоговые органы, то это неплохая идея.

Сейчас мы видим только основу криптоотношений, и мы не знаем, во что они выльются в дальнейшем.

- Возможно, суть не в биткоине, как таковом, а в той технологии, на которой он возник и развивается криповалюта?  Распределенный реестр может быть востребованным не только на финансовом рынке.  «Желтые жилеты» во Франции уже предлагают при общенародном голосовании использовать технологию блокчейна…

- Это как раз и является базовым фундаментом. Первоначально идея была создать вещь, которую нельзя подделать. А раз это основной постулат, то следствием его является востребованность технологии там, где что-то может быть  фальсифицировано.  В связи с тем, что сегодня очень популярна мысль о вмешательстве в выборы, почему бы не использовать технологию, которая изначально создавалась для пресечения подобных вещей? Так что ничего удивительного и сверхъестественного  в этом интересе нет: сделать распределенную систему, где нет единого центра сбора голосов, который позволял бы изъять пачку бюллетеней, поменяв на другие. И насколько я понимаю, в этих электронных системах есть возможность определить каждого человека, кто и как голосовал, и в какие сроки это происходило.  В биткоине – кто в какое время сгенерировал цепочку, и в каком месте это произошло, можно определить по IP - адресам.

Сама технология модифицируется, ускоряется, убираются «пробелы» в системе, которые способствуют появлению ошибок.  Я думаю, что вполне возможно применить блокчейн в общественно значимых системах, и не только.  Насколько я понимаю, этим занимаются военные ведомства и спецслужбы для того, чтобы использовать блокчейн в своих целях.

- Сегодня на тему блокчейна рассуждают преимущественно специалисты, находящиеся «внутри» этого стартапа. Могли бы вы оценить это явление с точки зрения пользователя?

- В 2008-2009 годах, когда появился биткоин, сама идея была мне непонятна, несмотря на то, что я по образованию программист, имеющий отношение в некоторой степени к электронным системам. Я не представлял, как можно сделать распределенную сеть. Потом картина стала вырисовываться. А сегодня я уверен, что эта технология должна была зародиться. Это как интернет. В 1995 году к нам на Пермскую товарную биржу пришел представитель компании «Невод» (один из первых пермских интернет - провайдеров) и рассказал, что есть хорошая штука под названием «интернет». Мы прониклись, приходили в «Невод» и смотрели в терминал, как все работает. И это было единственное место, где можно было реально увидеть собственно процесс. Поисковых систем практически не существовало: чего ни набери – отсутствует. Но сама идея обмена информацией оказалась очень привлекательна, поскольку я тогда занимался проблемой получения информации с Московской товарной биржи.

Так происходит и сегодня: в 2003 году была разработана технология блокчейна, в 2008 году родился биткоин. Все это время только профессионалы занимались этой идеей. Спустя десятилетие в процесс втягивается масса людей, которые  знакомятся с блокчейном, как еще недавно - с интернетом. Темп развития новой технологии – геометрическая прогрессия.

- То есть, хайп возник не на пустом месте?

- На самом деле это не «пузырь», который лопнул, и все вернулось на круги своя.  Это  основа, тонкая прослойка, как масло на воде, из которой  только начинают появляться живые ростки. Во что выльется, трудно даже себе представить.

- Я правильно понимаю, что «Пермская фондовая компания» не занимается криповалютами?

- Мы работаем на реальном рынке, потому что сейчас в нем комфортнее, все законодательно урегулировано. Мы имеем дело с клиентами, их деньгами и несем за них ответственность. Кроме того,  Центробанк пока запрещает профучастникам работать с криптовалютами.  Частные лица – пожалуйста, могут  экспериментировать.

И в целом финансовый рынок, а фондовый в особенности, пока живут техническими, законодательными реалиями, где риски потери капитала гораздо меньше. Допускаю, что если бы мы жили в Гонконге, картина мира у нас была бы другой: 30% активов можно было бы отдать на криптовалюту, а остальное - в материальные активы. Здесь доля криптовалюты настолько призрачна, что находится по ту сторону сознания, законодательства и реальной жизни. К тому же существующий набор инструментов фондового рынка позволяет удовлетворить самого взыскательного инвестора, так что нам есть чем заняться.

 

ООО «Пермская фондовая компания»

г. Пермь, Монастырская, 15

(342)210-59-89, 210-30-05

www.pfc.ru 

 

Лицензия ФСФР России профессионального участника рынка ЦБ на осуществление брокерской деятельности № 159-05766-100000 от 10.12.2001

Версия для печати

 

Добавить комментарий